Космос будет нашим! (apervushin) wrote,
Космос будет нашим!
apervushin

Categories:

На пути к сферомахии

На днях в Европе вспоминали бомбардирову Дрездена в связи с 70-летием этого события. Хочется сказать по этому поводу несколько слов.

В ноябре прошлого года мы с семьей побывали в Ганновере, в гостях у baron_verzausen, и, разумеется, осмотрели местные достопримечательности. Среди них церковь Aegidienkirche, построенная в XIV веке и разрушенная стратегической англо-американской авиацией в 1943 году. Руины там давно прибраны, но сама церковь не восстановлена, а превращена в мемориал, напоминающий об ужасах Второй мировой войны. Сделал несколько фото:

20141108_Aegidienkirche 03 20141108_Aegidienkirche 04 20141108_Aegidienkirche 06
20141108_Aegidienkirche 07 20141108_Aegidienkirche 09

Знаете, там очень печальная атмосфера, но в душе ничего не шевельнулось. Наверное, потому что я из города, в котором есть Пискаревское кладбище. Мне, наверное, скажут, что нельзя оправдывать преступление преступлением, а варварство -- варварством. Но проблема в том, что блокаду Ленинграда преступлением всерьез считают только у нас. Вот, например, исследование по этому поводу. А вот живое свидетельство. В Советском Союзе тоже не принято было педалировать тему разрушения немецких городов, но мы, по крайней мере, читали пронзительный роман Курта Воннегута.

Что касается самих стратегических бомбардировок, то по этому вопросу нет единой точки зрения. Лично меня убедило мнение генерал-майора Джона Фуллера, который изучал Вторую мировую войну "по горячим следам".  Вот что он писал в своей книге "Вторая мировая война 1939-1945 гг. Стратегический и тактический обзор" (1948):

«Стоило ли производить эти опустошительные устрашающие налеты? Другими словами, являлись ли они стратегическими налетами? Нет, они не являлись таковыми, потому что вся стратегия понималась Черчиллем и его советниками неправильно, если вообще у Черчилля была какая-либо стратегическая концепция.

В 1940 г. <...> немцы были отбиты не потому, что у них не хватало авиации или сухопутных сил, а в первую очередь вследствие недостатка морских сил. Перед Гитлером стояла проблема перешагнуть через Ла-Манш. Такая же проблема стояла перед Черчиллем начиная с июля 1940 г., и, с еще меньшим основанием для оправдания, он не сумел воспользоваться ошибкой немцев. Каждая новая миля, захваченная немцами на чужом побережье, увеличивала морское преимущество Британии, ибо расширяла возможности использования ее военно-морских сил. Одновременно это ослабляло немцев, так как вынуждало их разбрасывать свои силы. Чем для России была глубина пространства, тем для Англии была ширина, ибо каждая лишняя миля сухопутных сообщений ослабляет фронт так же, как ослабляет силы каждая дополнительная миля береговой обороны.

Вот почему Черчилль как стратег должен был понимать, что победить в войне можно, только опираясь на морские силы. А так как флот, чтобы использовать свое господство на море, нуждается в воздушных силах, то таковые должны стоять на втором месте после него. Далее, поскольку морским и воздушным силам для окончательного завоевания территории нужны сухопутные силы, то последние следует ставить в один ряд с воздушными силами.

Короче говоря, чтобы обеспечить экономию, мобилизацию и сосредоточение ударной мощи, надо объединить все три вида вооруженных сил.

Иначе обстояло дело в британских вооруженных силах. Авиация в основном была отделена от морских и сухопутных сил. Конечно, психологическое и экономическое воздушное наступление на Германию потребовало мобилизовать на защиту половину германской авиации и заставило использовать около миллиона человек в системе противовоздушной обороны, а следовательно, ослабило Германию в наступательном отношении. Однако Англии это наступление стоило того, что, согласно отчету, она была вынуждена “заставить свое военное производство на 40-50% работать на одну авиацию”. Значит, только 50-60% приходилось на флот и сухопутные силы. Это подтверждается тем, что 2 марта 1944 г. военный министр Джеймс Григг, представляя парламенту проект бюджета армии, сказал:

“Для выполнения плана английских воздушных сил уже занято больше рабочих, чем для выполнения плана вооружения армии, и я беру смелость сказать, что на изготовлении одних только тяжелых бомбардировщиков занято столько же рабочих, сколько на выполнении плана всей армии”.

Если бы Черчилль уяснил, а он должен был уяснить то, что в свое время хорошо понял и осуществил его великий предок — первый герцог Мальборо, что для Англии проблема стратегии была прежде всего морской проблемой, после которой стояла сухопутная, то он не стал бы расходовать половину ресурсов страны на то, чтобы “заставить противника сгорать в огне пожаров и истекать кровью”, а распределил бы ресурсы государства в порядке очередности для решения следующих задач: 1) создание достаточного количества истребителей и истребителей-бомбардировщиков, чтобы завоевать и сохранить господство в воздухе и этим обеспечить безопасность Британским островам и прикрыть действия морских и сухопутных сил; 2) создание достаточного количества высадочных средств, чтобы использовать господство на море, которое уже было у Черчилля; 3) создание достаточного количества транспортных самолетов, чтобы снабжать сухопутные силы и поддерживать их подвижность сразу, как только они будут высажены.

И только после всего этого можно было выделить ресурсы на “стоящий затрат эксперимент” Черчилля — на стратегические бомбардировки.

Вследствие того, что вторая и третья из указанных задач не были решены в достаточной мере, <...> почти все кампании, проводившиеся после окончательного захвата союзниками инициативы на Западе в ноябре 1942 г., были ограничены из-за недостатка высадочных средств или в результате нехватки транспортной авиации. Вот почему вывод может быть только один: как эксперимент стратегические бомбардировки Германии вплоть до весны 1944 г. были расточительным и бесплодным мероприятием. Вместо того чтобы сократить войну, они только затянули ее, ибо потребовали излишнего расхода сырья и рабочей силы».

То есть стратегические бомбардировки -- это был "ошибочный эксперимент", который, возможно, не приблизил день окончания войны, а, наоборот, отодвинул ее.

На гипотезу Фуллера можно взглянуть и шире. Фактически союзники по антигитлеровской коалиции попытались реализовать стратегическую концепцию Джулио Дуэ, но технологии того времени не позволяли использовать ее полноценно, ведь для того необходимо наличие либо оружия массового поражения (как показали Хиросима и Нагасаки), либо высокоточного авиационного оружия (как показал Белград). Так или иначе, но стратегическая авиация Второй мировой войны стала примитивным прообразом сферомахии (сферомахия, согласно определению Станислава Лема, это глобальное пространство противостояния, выраженное в совокупности боевых систем и контролируемых ими зон), а сами стратегические бомбардировки -- репетицией мировой войны будущего. Такая война еще не началась. И, надеюсь, не начнется.

Антон Первушин
Tags: Ганновер, Германия, Дрезденская бойня, авиация, война, история, мысли вслух
Subscribe

promo apervushin february 20, 2017 13:40 15
Buy for 100 tokens
Работа над «Гагариным» закончена. Вчера отправил файл с вычитанным текстом в издательство. Получилось 1 439 019 знаков с пробелами, то есть 36 авторских листов — на 11 листов больше, чем планировали. Окончательный состав: Предисловие Часть 1. Простая советская семья Глава…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 66 comments