April 9th, 2006

Гроза

Правильное интервью Рыбакова

Учитесь! Вот это -- правильное интервью. ;-)

Книжное обозрение (Москва) , N014
3.4.2006

Зачем русской фантастике лаборатория?
Фантастику в нашей стране любят с советских времен, когда, кроме мечтаний и азарта построить светлое будущее, мало что было в наличии. Уже и Союза нет, а фантастику как читали, так и читают. Прилавки ломятся от увесистых томов с творениями русских и зарубежных авторов. Публика привыкла считать фолианты непременным атрибутом погружения в иную реальность.
Так что выпуск новой серии мини-романов "Миры" можно считать своего рода попыткой молодого издательства сломать стереотипы: вместо эпопеи - небольшие фантастические повести, вместо фолианта - небольшая тетрадь. Подозрительный подзаголовок "Лаборатория русской фантастики" - будто взяли в "Амадеусе" карт-бланш и айда покорять новые вселенные.
При внимательном рассмотрении первого выпуска выясняется, что вселенные не такие уж и новые. На обложке стоит имя, известное каждому - Вячеслав Рыбаков.
- Вячеслав, что вас, признанного и маститого писателя, привлекло в серию "Миры"?
- Спасибо за лестный отзыв, конечно, но себя-то я по-прежнему ощущаю, если воспользоваться формулировкой ранних Стругацких, "стажером у жизни"... В "Миры" же меня привлекло то, что только и может нас куда-то привлечь: люди. Очень симпатичный мне Антон Первушин, все еще молодой фантаст, но уже маститый популяризатор истории космонавтики, позвал меня на встречу - с людьми, как выяснилось, тоже вполне симпатичными. В разговоре мельком проскочила информация о том, что издательство "Амадеус" затевает смешанную серию фантастики, в которой собирается осуществлять и переиздания малоформатных произведений прежних лет, - сам Бог велел мне передоложить им на пробу несколько своих текстов. Незадолго до этой встречи я составил для переиздания капитальный двухтомник своих основных произведений, куда короткие повести органичным образом не вошли, а втискивать их туда неорганично я и не пытался: нельзя насиловать природу. Здесь же был шанс снова увидеть переизданными такие ностальгические для меня самого тексты, как, скажем, "Вода и кораблики"...
Я привык слушаться голоса судьбы. Так было, когда нас познакомили в 83-м году с молодым режиссером Костей Лопушанским. Никто ему не верил и не хотел всерьез работать на его тогдашний, казалось бы, утопический замысел - а я рискнул, и получились "Письма мертвого человека". Не самый неудачный опыт, по-моему. Так было, когда в 1999 году я ранним коктебельским утром впервые услышал далекий, едва различимый голос Хольма ван Зайчика из его азиатской глубинки. Имея уже какое-никакое имя, самому отказываться от него и начинать большую работу в полном рабстве у отшельника из Шамбалы - в этом был немалый риск. Но я считаю, что и тут скорее выиграл, нежели проиграл.
Я даю это интервью несколько преждевременно, когда итоги нынешнего эксперимента еще не определились. Но надеюсь, и на сей раз первое впечатление о людях меня не обманет, и конечное впечатление о деле и о результате окажется по меньшей мере не хуже
- Не испугали ли вас толки о том, что "Амадеус" выпускает литературу не самого высокого уровня?
- Честно говоря, узнал я об этих слухах уже постфактум. И они совершенно не влияют на мое настроение. Что такое - "литература не самого высокого уровня"? Читатель у нас очень разный, и литература должна быть предусмотрена для любого. В наше время уже то, что кто-то вообще еще читает книжку, пусть хоть какую, - это само по себе приятная весть, радующая ухо и сердце литератора. И если я, например, какую-то книгу как читатель не стал бы читать - это еще не повод полагать, будто такая книга не заслуживает существования. Я далек от мысли считать себя пупом Вселенной, а свои вкусы и пристрастия - наиболее достойными разумного существа. Люди разные важны, люди разные нужны. И книги - тоже. Человеку, который и "Остров сокровищ" еще не осилил, нелепо предлагать "Братьев Карамазовых". То есть можно попробовать, пусть проверит себя - но если ему не нравится, это никоим образом не характеризует его как дурака. Скорее это характеризует как дурака того, кто ему этакое попытался навязать.
Для самых разных читателей должна быть своя литература. Пусть лучше будет, чем ее не будет вовсе. Ну, а если издательство, которое начало свою деятельность с книг не слишком притязательных, не слишком интеллектуальных и изысканных, хочет рискнуть и расширить охват, и своего читателя попробовать приучить к литературе более тонкой - то просто-таки долг порядочного человека ему в этом помочь. Существует определенная вероятность, что некоторые из читателей продукции издательства "Амадеус", привыкшие читать "Остров сокровищ" именно со знакомой маркой, если обнаружат вдруг при ней "Братьев Карамазовых", озадаченно почешут в затылке, а потом сообразят: "Ого, как интересно!" По-моему, такая игра стоит свеч.
- Каковы перспективы развития фантастики?
- Они ровно таковы же, каковы и наши собственные Если мы будем лениться думать - и фантастика станет бездумной: слабые на передок ведьмы будут без устали лупасить коромыслами сильно пьющих косноязычных леших, а мы будем тупо, как на "Аншлаге", хихикать, и весь сказ. Если для нас "думать" станет значить только "как бы объегорить конкурента" - фантастика сосредоточится на описании ловких и ничтожных интриг с непрестанной пальбой, механически совершаемых ради торжества желудка и утехи тщеславия. Если мы хоть слегка задумаемся, а куда это, собственно, нас несет речка времени, кроме как в гроб, - фантастика заинтересуется будущим и тем, как, где и кем оно создается и формируется. А самое-то главное то, что бесчисленные МЫ будут хотеть и первого, и второго, и третьего, и даже двадцать девятого. Мы - разные. И поэтому перспективы фантастики разнообразны. И это значит, что и любая серия, и любой сериал, и любая на первый взгляд совсем оторванная от реальности задумка найдут своего читателя. Надо будет только постараться.
***
Рыбаков В.
Вода и кораблик М.: Амадеус, 2006. - 64 с. - (Миры - Лаборатория русской фантастики.). 40 000 экз. (о) ISSN 1818-6181
Интервью взяла Гертруда Голикова
promo apervushin february 20, 2017 13:40 15
Buy for 100 tokens
Работа над «Гагариным» закончена. Вчера отправил файл с вычитанным текстом в издательство. Получилось 1 439 019 знаков с пробелами, то есть 36 авторских листов — на 11 листов больше, чем планировали. Окончательный состав: Предисловие Часть 1. Простая советская семья Глава…